Войти с помощью:



Войти, используя аккаунт:

E-mail
Пароль
запомнить
Регистрация

Забыли пароль?


«Если бы не ЧМ-2018, неизвестно, когда бы Калининград доделал проекты еще эпохи социализма», — Александр Попадин, культуролог


Фото
Александр Попадин

«Если бы не ЧМ-2018, неизвестно, когда бы Калининград доделал проекты еще эпохи социализма», — Александр Попадин, культуролог

Калининград ждал июнь 2018 года несколько лет: если не всё, то очень многое было направлено на подготовку города к мундиалю. И вот рубикон пройден. Как восприняли Калининград туристы? Почему иностранных архитекторов привлек не обновленный Ленпроспект, а Дом искусств и Дворец творчества? Стоит ли радоваться архитектурным подаркам от иногородних инвесторов? Чем плох новый сквер с фонтанами у бывшей биржи? И какое архитектурное будущее ждет Калининград после феерического ЧМ? Своими размышлениями с «Застройщиками39.рф» поделился Александр Попадин, культуролог и архитектурный критик.


Поделиться



— Александр Николаевич, давайте поговорим о Калининграде, взглянув на него через призму Чемпионата мира по футболу, матчи которого принимал наш город. Готовились мы к ЧМ несколько лет. Все ли успели, что хотели? И как «отработало» то, что успели сделать?

— Сомнений нет — подготовиться успели, если иметь в виду стратегическую инфраструктуру собственно чемпионата. Построили стадион (и он выдержал испытание весенним паводком), дополнительные мосты и дороги. Базовый минимум был готов полностью.

Тут надо понимать, что ЧМ вернул городскому планированию формат, утерянный в 90-е годы: формат долгосрочной стратегии развития городской инфраструктуры. Не «развития территорий», под которым в «нулевые» понималась просто застройка жильём-офисами, а именно развитие инфраструктуры, которая и даёт городу основы для удобного существования: энергетические подстанции, стратегические мосты и дороги, и пр.

— Чем-то, кроме штамповки квадратных метров, Калининград занимался в период «межсезонья»?

— Все «нулевые» город доделывал-доигрывал проекты, заложенные в советскую пору, в 70-е годы. Например, ширина улицы 9 Апреля и Вторая эстакада — это решения социалистических лет, но их мы доделали только сейчас! С тех пор автомобилизация города выросла в разы, а связность двух частей города, разрезанных рекой, почти не изменилась. И если бы не «толчок» чемпионата, неизвестно, когда бы мы смогли: а) прочертить новые проекты дорожно-мостовой инфраструктуры и б) построить-заложить хотя бы половину из них «в материале».

— И ведь это проекты, которые снова не доведены до логического результата…

— Да, пешеходный мост через Новую Преголю в районе улицы Лесопильной рисовали, а построить — не построили, но ничего катастрофического в этом нет: он будет востребован только при следующем толчке развития острова Октябрьский/Ломзе.

Зато построили половину мостов и дорог, наполовину реконструировали Окружную дорогу, запланировали стратегическое развитие городского ядра, Восточную эстакаду и её выход в сторону Гагарина с изъятием участков под городские нужды — и это отлично. Теперь эти проекты будут доделываться ближайшие десять-пятнадцать лет, и это нормальное городское развитие, которого не было бы, если бы не ЧМ.

— Кого благодарить за такой задел на будущее?

— У победы много отцов, и поэтому не будем забывать, что заявку на участие Калининграда среди городов, принимающих ЧМ-2018, оформлял и подавал ещё Георгий Боос.

 

Юрий Савенко, Георгий Боос, Павел Саркисов, 2004 год

 

«Тройной коктейль» архитектурного Калининграда

— Как гости города восприняли Калининград?

— Для начала давайте спросим — а как мы, хозяева, к гостям отнеслись? Это ведь не менее важно! Так вот — всем понравилось! Нам, калининградцам, понравилось быть весёлыми и гостеприимными, понравился весь этот разношёрстный праздник, напоминающий карнавал. Огромное количество волонтёров теперь имеет суперпозитивный опыт работы внутри мега-проекта — и это наш человеческий ресурс на долгие годы вперёд. Гостям тоже понравилось, потому что они ожидали страшилок, нарисованных западной прессой, а увидели хороший город и улыбающихся людей.

— Это если говорить об эмоциональной составляющей. А как их впечатлил Калининград архитектурный?

— Не могу сказать, что они были потрясены нашим «ганзейским Ленпроспектом». Швейцарцы назвали этот стиль «фасадизм» — с оговоркой, что он есть во всём мире, мы не были оригинальными. Гостям было важно, что на главных магистралях всё чисто и благоустроено, а уж в каком стиле благоустроено — это частность.

Я много общался с группой швейцарских архитекторов, так им город понравился именно сплавом немецкого, советского и российского, современного. Тройной коктейль такой. И интересовал их именно советский период — аутентичный советский модернизм: Дом Советов, Дом искусств, Дворец творчества детей и молодёжи на Нижнем озере — то, что необычно для их контекста. «Ганзейский Ленпроспект» — это болезнь роста, которой нужно было переболеть, и мы пока в середине инкубационного периода.

 



Ленинский проспект, 2004/2018 гг.

 

— А строительство стадиона на Острове вы не воспринимаете такой же «болезнью роста»?

— По поводу размещения стадиона на острове Ломзе повторюсь: с точки зрения развития ядра города — это правильное решение. А вот с точки зрения рисков… Такие решения — всегда баланс меж трёх факторов: риск, вложения, эффективность. И фактор риска ещё остается. У нас есть осенние нагонные ветра с наводнениями, у нас есть проблема корректной подготовки территории с точки зрения грунта и дренажа (может, придётся рыть канал, чтобы отделить «оф-Ломзе» от «он-Ломзе»).

Теперь эти риски «закрываются» новыми мега-проектами, в которые втягивается территория острова. Я имею в виду «Федеральный музейно-культурный комплекс» и «Калининградский офшор». Помните, как десять лет назад все говорили про игорную зону, как она принесёт области блага, — и где те блага? Какая-то совсем отдельная от общей жизни территория. И так же может случиться с проектом «оф-Ломзе». Надо понимать, что и архитектурный облик, и управление офшором будет полностью диктоваться Москвой, местные силы будут отодвинуты. Так что девелоперы будущего «оф-Ломзе» могут нам сделать ещё свои архитектурные «подарки».

 

Сквер у биржи — будущая полумертвая городская зона?

— Вы считаете, что «варяги» не смогут сделать удачный для Калининграда проект?

— Поясню про «подарки». Вот к ЧМ «Сбербанк» подарил городу новый сквер напротив бывшей биржи. Дело вроде хорошее, «стало ведь лучше»! Но на этом кейсе очень удобно рассматривать не только положительные, но и отрицательные стороны, которые обычны для подарков такого типа.

Первое, и самое обидное, — сквер полностью игнорирует красавицу-биржу. Не вступает с ней ни в какое взаимодействие, не продолжает/контрастирует — ничего! Отдельный сквер, отдельная ренессансная биржа — и это громадный минус.

Второе — это благоглупость под названием «А давайте сделаем фонтан!» Ровно на эти же грабли Калининград наступил с фонтаном на площади Победы: там всю его цветомузыкальность напрочь извели местные жители, которым музыка элементарно мешала. А делать фонтан без скульптуры в балтийском городе, где полгода вода капает с неба, — это вообще плохая идея в принципе! По всей Балтике в городах используют формулу «скульптура плюс небольшой фонтан», а никак не чаша фонтана в чистом виде, которая полгода стоит «голая». Не нужно нам столько воды, у нас её и так много!

Третье — то, что сделали фонтан безбарьерный, без чаши. Прекрасное решение для Петергофа и плохое — для жилого района, в котором и сквера-то нормального нет. Естественно, фонтан облюбовали местные мальчишки, и он стал засоряться и ломаться.

Четвёртое — прекрасные сосны плохо живут в агрессивной городской среде.

И как итог — мы имеем хороший районный сквер с рисками его функционального «вымирания» в том месте, где мог бы быть хороший городской сквер в ансамбле со зданием биржи. Такое впечатление, что нам просто подарили сквер из каталога, ткнули пальцем: вот этот красивый! — купили, привезли, смонтировали… радуйтесь! А по факту мы имеем поверхностную проработку вопроса на фазе постановки задачи, и, как итог, — риск новой полумёртвой зоны, в точности как с анекдотическими «подаренными» туалетами на Верхнем озере.

 

 

 

Победа монетизаторов над культуро-политиками

— Примерно такую же судьбу предскажете культурно-образовательному центру на острове Октябрьском, проект которого областное правительство уже представило президенту?

— По этому поводу надо вспомнить аналогичный прожект времён Бооса: Музыкальный театр на Нижнем озере. Тот мыслился ровно в этой же идеологии: принести сюда, в Калининград, лучшие образцы российского искусства, в первую очередь исполнительского. Нормальный проект, подрубленный мировым кризисом 2008 года. Но у всех этих проектов есть одно слабое звено: не показательные ивенты, а повседневная практика. Нет ответа, какой будет ежемесячная загрузка этого комплекса с учётом нашего маленького спроса на спортивные/культурные услуги. Все-таки миллион человек во всей области — маленький рынок.

Тут стоит вспомнить и про «малых братьев» стадиона, шедших ровно по такому же пути «мегапроекта» — спорткомплекс «Янтарный» на Сельме и «Янтарь-холл» в Светлогорске. Их эксплуатация показала, что ожидания были завышены, и даже выйти «в ноль» эти проекты не могут. Не та ёмкость рынка (даже с учётом туристического сезона), не тот менеджмент и пр. — оба объекта работают с дотациями из областного бюджета.

 



Набережная ул. Виктора Гюго, 2004/2018 гг.

 

— Может, с такой точки зрения и хорошо, что Королевский замок так и не начали возводить?

— Ну, это ж не мегапроект с федеральными деньгами! Вот его руины: подмели, плитку положили, заборчик поставили перед чемпионатом — и то хорошо. Правда, никакой информации со стороны Ленпроспекта на двух языках вы не найдёте. Если местный житель пальцем не ткнёт, что это, между прочим, невидимый замок Кёнигсберг, — любой турист мимо пройдёт, не заметив.

Мегапроектами ведь интересней заниматься, чем сегодняшними средними проектами или повседневным управлением. Это ж всегда отложенное «светлое будущее»! А уж тот факт, что музеефикация раскопа снята с повестки дня, говорит о том, что областная госполитика в области культурного наследия банально заместилась логикой «инвестору не интересно — заниматься не будем». Монетизаторы победили культуро-политиков. Это вообще признак упадка государственного мышления в данной сфере.

— И Дом Советов так же будет ждать щедрого инвестора…

— Да, Дом Советов сейчас представляет собой чисто спекулятивный актив, который периодически заполняется риторикой про его будущие функции. Функция площади при нём останется прежней — ярмарки, концерты, фестивали. «Стрелка» по поводу этой территории показывала некий проект в некоей фазе, но итоговый проект нигде не вывешен для обсуждения. Официальная позиция, таким образом, не заявлена. И это характерный момент, потому что по заявленной позиции надо же отвечать!

 



ул. Профессора Баранова — ул. Горького, 2004/2018 гг.

 

Вместо общественных смыслов — игра в «инвестора»

— Будет ли Калининград развиваться в архитектурном плане после ЧМ? Или его судьба — только «всплески» к каким-либо важным датам? Из последних ключевых рубежей — 750-летие города и нынешний ЧМ. А что впереди?

— Развиваться будет точно — жизнь-то продолжается! Вот будут доделывать проект улицы Баранова, начнётся реконструкция улиц Пролетарской и Черняховского. Проекты двух последних нигде не опубликованы — и это, конечно, откат в части качества публичной дискуссии относительно проектов общественных территорий. На фоне того же «Сердца города», где мы все материалы публиковали сразу же, похоже, что менеджеры боятся, что очередной фонтан не на том месте горожане раскритикуют в пух и прах…

Правительство устами вице-губернатора обещает «конкурс» по поводу раскопа замка, но у таких обещаний есть кризис репутации: им мало кто верит, как и в качество самого «конкурса». Можно ведь провести конкурс на цвет плитки и сказать: вот вам проект, а вы чего хотели? Подмена повестки дня — классика имитационных технологий. Мы ведь до сих пор не знаем будущее башни Врангеля, переданной «инвестору», — и нет надежды, что сам подход поменяется. Игра в «инвестора» будет теперь заменять любые общественные смыслы.

 

 

 

Будущее острова Октябрьский – самая большая градостроительная интрига

— На какие еще объекты можно заманить тех самых инвесторов?

— Будут доделывать те инфраструктурные проекты, что были запущены в период подготовки к ЧМ, и многие территории города получат новое дыхание и новую привлекательность — и это отличная новость. Будет многими рисоваться «Светлый Калининград будущего» на острове Ломзе/Октябрьском, и здесь ожидается самая большая интрига, коммерческая и градостроительная. Уже несколько команд в Калининграде и Москве рисуют красивые кварталы на намытых территориях, обязательно с вертолётной площадкой, яхтами и парусами.

Грядёт 300-летие Иммануила Канта, и Светлана Сивкова, получив госпремию, будет активно продвигать концепт «Философской тропы», касающийся новых связей набережной Петра Великого, Портовой и Кнайпхофа и благоустройства смежных территорий. Областное правительство также начнёт готовить программу 300-летия, в рамках которой точно нужно будет принять комплексное решение по острову Канта и парку скульптур. Так что нас ждёт в любом случае насыщенная повестка дня, которая формируется многими «центрами влияния».

— Спасибо за беседу!

Интервью подготовила Анастасия Дроздова

Комментарии
Поделиться мнением с читателями



Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите на сайт или зарегистрируйтесь.